Распечатать Распечатать
  • Солидарность по-русски

    Treptov park Солидарность по русски

    Оживший памятник

    Да, мы такая нация! Мы и Гитлера до самоубийства довели! Это - факт.  И пусть не врут,  что кроме зла Россия  ничего миру дать не может.  Касательно солидарности и помощи в трудную минуту  с нами мало кто сравнится.

    Группа американских пенсионеров осматривала русский памятник в Трептов-парке.  Экскурсовод, пожилая  немка, тыча пальцем в огромную фигуру Русского солдата со спасенным ребенком на руках, цедила презрительные фразы на плохом английском. Она говорила,  что этот монумент  -  большая коммунистическая ложь и пропаганда.  Ничего хорошего русские на землю Германии не принесли. И тут к экскурсоводу обратился  стройный не по возрасту пожилой мужчина:
    - Вы не совсем правы.  Тридцать лет назад, в одной африканской стране я видел именно такую картину. Русский солдат держал на руках спасенную европейскую девочку.  И сейчас,  при виде этого  монумента, меня внезапно посетило чувство дежавю.

    Утомленные потоком исторических фактов  туристы обрадовались живой речи:
    - Правда? Расскажите, интересно!

    Мужчина  немного помялся, вопросительно глянул на экскурсовода. Немка скривила губы:
    - Если группа желает…
    Туристы были единодушны, и мужчина медленно заговорил:
    -  Я капитан Морской пехоты США в отставке. Это произошло лет тридцать назад, в одной  африканской стране.  Там было жарко в прямом и переносном смысле этого слова.  Только что произошла революция, но  местным было мало одного бунта. Разгоралась  гражданская война, а в придачу еще и религиозный конфликт.  Воющим сторонам помогали наши и русские, тогда еще советские, вооруженные силы.

    Мой взвод спешил на помощь команде гражданского порта, вывозившей европейцев из страны.  На окраине небольшого приморского городка мы увидели группки вооруженных людей. Они косились на нас, но не трогали, ибо колонна из пяти джипов, ощетинившаяся стволами автоматов, вызывала уважение. Из  разбитых магазинов вооружённые  мародеры тащили товары и продукты. Когда мы заметили у стен домов несколько  обезображенных трупов европейцев, я приказал быть наготове.

    В эту минуту из переулка выбежала белая женщина с девочкой на руках, за ней с хохотом следовало трое местных ниггеров.  Извините, африканцев. Хотя нам тогда было не до политкорректности. Женщину с ребенком мгновенно втянули в джип. Дальше взвод  мчался под все усиливающуюся стрельбу. Хорошо еще, что эти уроды не умели метко стрелять.  Когда  мы увидели нашу цель  -  порт,  на его рейде весело пылал пароход, взорванный повстанцами, посадку на который мы должны были охранять.  А в порту скопилось больше тысячи европейских специалистов и членов их семей, убегавших от революций и джихада.

    Каменные пакгаузы порта, окруженные солидной стеной с башенками, выглядели вполне солидно и пригодно для обороны. Плюс в этих пакгаузах были размещены склады с гуманитарной помощью. То есть вся ситуация, помимо военной, была нормальная.  А военная диспозиция  была аховая... Я подсчитал наличные силы - двадцать девять маринос, семь демобилизованных французских легионеров, десяток матросов с парохода да  две дюжины гражданских добровольцев. И все! А сахарно-белые стены порта  были густо облеплены  по периметру черным муравейником из повстанцев.  Здесь  счет шел на несколько тысяч.

    У осаждающих был один большой стимул в виде складов с гуманитарной помощью и сотен белых женщин. Все виды этих товаров здесь весьма ценились. Белых невольниц охотно покупали в свои гаремы местные царьки из джунглей.

    Революционные войска и всякий сброд, хотевший пограбить, пошли в атаку. Наш боекомплект истощался  прямо-таки с ужасающей скоростью. Французы сказали, что через 10 - 12 часов подойдет еще один пароход под охраной военного корабля, но это время надо было еще продержаться.

    В эту минуту противник нанес удар по центральным воротам порта: попытались выбить грузовиком. Это им почти удалось. Наша оборона отбила атаку, но потеряла троих человек ранеными, в том числе одного - тяжело. Стало понятно, что следующая атака может быть для нас последней, поскольку  больших грузовиков в городе хватало. Повезло, что подошло время намаза и мы, пользуясь передышкой и мобилизовав максимальное количество гражданских, стали заваливать ворота всеми подручными средствами. Внезапно ко мне подбежал наш радист:
    - Сэр, у меня какой - то непонятный вызов. Вроде от русских. Требуют старшего. Позволите переключить на вас?
    - А почему ты решил, что это русские?
    - Они сказали, что нас вызывает солнечная Сибирь, а Сибирь, она вроде бы в России...
    - Валяй, - сказал я и услышал в наушнике английскую речь с легким, но явно русским акцентом...
    - Могу я узнать, что делает морская пехота США на моей территории? - последовал вопрос.
    - Мы прикрываем эвакуацию гражданского населения.  С кем имею честь? - в свою очередь поинтересовался я.
    - Вы имеете честь общаться с тем, у кого, единственного в этой части Африки, есть танки.

    Русские были заодно с нашим противником, но терять мне было нечего. Я вспомнил  Черчилля, сказавшего что "если бы Гитлер вторгся в ад, то он заключил бы союз против него с самим дьяволом..." и  обрисовал всю печальную ситуацию. В ответ последовала следующая тирада:
    - Мне плевать, что за шайка там у вас за воротами.  Ведут себя как бандиты,  значит, разберемся соответственно. Мирное население не виновато.   Когда на горизонте появятся танки, это  будем мы. Но предупреждаю: хоть  один выстрел по моим танкам, и  все то, что с вами хотят сделать местные, покажется раем по сравнению с тем, что сделаю я.

    Я приказал не высовываться и не стрелять по танкам, в случае, ежели они появятся. И тут грянуло!
    Било, как минимум, десяток пушек. Часть нападавших кинулась спасаться от взрывов в нашу сторону, и мы их встретили, уже не экономя патроны. А в просветах между домами появились силуэты танков Т-54, облепленных десантом. Боевые машины неслись как огненные колесницы.  Грозное воинство осаждающих рассеялось как дым.

    Десантники спрыгнули с брони, и, рассыпавшись вокруг танков, стали зачищать близлежащие дома. По следам их наступления раздавались короткие автоматные очереди и глухие взрывы гранат. С крыши одного из домов внезапно ударила очередь. Три танка немедленно довернули башни в сторону полоумного героя джихада, и в городе стало на один дом меньше.

    Я поймал себя на мысли, что не хотел бы стать целью русской танковой атаки. Да будь со мной целый батальон, для этих стремительных бронированных монстров с красными звездами  мы не были бы серьезной преградой. И дело было вовсе не в огневой мощи русских боевых машин...  Я видел в бинокль лица русских танкистов: в этих лицах была абсолютная уверенность в победе над любым врагом. А это сильнее любого калибра.

    Машины  развернулись вдоль стены, направив орудия на город.  Командир русских, загорелый капитан, пожал мне руку и пригласил на свой танк. Мы комфортно расположились на башне, как вдруг русский офицер резко толкнул меня в сторону. Он вскочил, срывая с плеча автомат, и дал куда-то две коротких очереди, подхваченные четко-скуповатой очередью турельного пулемета с соседнего танка. Потом извиняющееся мне улыбнулся и показал на балкон дома перед стеной порта.  С перил свисало тело человека в грязном бурнусе, и блестел ствол автомата. Я понял, что мне только что спасли жизнь.

    Потом русские машины въехали на территорию порта. Из пакгаузов высыпали люди. Женщины плакали и смеялись, дети прыгали и визжали, мужчины в форме и без, орали и свистели. Танкистов и десантников обнимали, протягивали им подарки и бутылки с выпивкой.  Русский капитан наклонился ко мне и, перекрикивая шум, сказал:
    - Вот так, морпех.  Кто ни разу не входил на танке в освобожденный город, тот не испытывал праздника души, - и хлопнул меня по плечу.

    Тут к нему подошла девочка лет пяти и, застенчиво улыбаясь, протянула ему шоколадку из гуманитарной помощи. Русский танкист подхватил ее и осторожно поднял.  Девчушка обняла его рукой за шею.  Передо мною стоял русский офицер со спасенным ребенком на руках.  И вот, сейчас, картинка из моей памяти  точно совпала с этим историческим памятником. Может,  и тот русский, в той давнишней  войне,  действительно спас немецкую девочку?

    Туристы молчали и внимательно  разглядывали монумент.  Бывший морпех закончил рассказ:
    - Русские держали оборону всю ночь,  пока не пришел другой пароход и еще полдня, пока все  на него не погрузились. И пока негостеприимный берег не скрылся в дымке, маленькая девочка махала платком оставшимся на берегу русским танкистам.

    © Copyright: Сотни историй - Irina

    Хотите каждую неделю читать новые интересные и веселые истории? Подписывайтесь на нашу рассылку!

    Связанные записи

    автор Irina @ 18:33

    Метки: , , , , , , , , ,

  •  

    Комментарии через соцсети

РЕКЛАМА

 

   

 

Подписка

     Напишите свой Email-адрес:

     

Реклама