Распечатать Распечатать
  • Дары из зазеркалья

    ech Дары из зазеркалья

    Египетские чудеса

    История «Когда мертвые умирают снова» наглядно показала, что волшебство не знает границ и может настигнуть зазевавшегося человека в любом месте. Особенно если это – зал Мумий в музее Египта. С  этими мумиями надо всегда держать ухо востро и быть особенно осторожным. Засушенные люди только и мечтают вернуться в мир живых.  Как развиваются дальше приключения Насяльника и Вована? После победы над темными силами  у друзей стали обнаруживаться  волшебные и необычные свойства. К ним липнут деньги и другая металлическая дребедень. Один  взгляд Насяльника успокаивает любого хулигана, а те, кто послабее, просто засыпают. Поспешим узнать, как  у мужиков получается справляться с  нежданными  дарами.

    Ой, мама дорогая, - простонала Елена, подруга Вована. - В какие же древности Вовка  с Насяльником тут вляпались? Теперь к ним приборы прилипают, доктора ухандокали.. Что дальше-то будет?

    Елена кинулась к гиду. Следом хвостиком волочился ее сынок - Пашка.  Пацаненку было жутко интересно, почему теперь к дяде Вове липнут монетки. Две египетские девчонки  все видели, но у них разве спросишь! Надо все разузнать, но чтобы взрослые не погнали. Мальчишка старался держаться позади  и во все глаза таращился на гида  из-за спины матери. Ахмед уже успел переговорить со всеми официальными лицами, был в курсе происходящего и начал объяснять:

    - По непонятной причине сместилась крышка саркофага одной из мумий. Сработала звуковая сигнализация, и из саркофага потек  особый газ, в котором хранятся забальзамированные тела. Этот газ закачан туда, чтобы  остановить разложение тканей. При соединении с кислородом воздуха  он окрашивается в фиолетовый цвет. Это нужно, чтобы служащие побыстрее заметили утечку и удалили посетителей.

    - Газ сильно ядовитый?- Не выдержала Елена.

    - Не очень. Притом, на воздухе он быстро разлагается и теряет свои вредные свойства, – попытался успокоить женщину  гид.

    - Так что же они не смотрят за мумиями этими! – тетка пошла вразнос. Боязнь за мужа смыла все наносные приличные манеры и на поверхность разом выперла вся ее базарная сущность.- А еще деньги дерут отдельные за этот зал, а потом  посетителей травить начинают!

    cheg Дары из зазеркалья- Не бойтесь! – гид попытался обаять женщину. Он взял Елену за руку и проникновенно глянул на даму большими карими глазами. – Наша техника надежная! Удивительно, но научные сотрудники не обнаружили щелей! Крышка сначала приподнялась, потом каким-то образом снова вернулась на свое место.  Утечка полностью прекратилась! Посмотрите, прибор показывает нули! – он потянулся за устройством к одному из египтян.

    - Не верю я приборам вашим! – взревела Елена. – Крышки  гробов у них  сами туда-сюда ходят и газ пускают! Я всем про это  расскажу! Как тут вообще можно находиться! Вон, даже доктору вашему плохо стало!

    Врач, который  первым начал было осматривать Насяльника, безжизненно обмяк на стуле. По вызову охранника прибыл еще один человек в белом халате. Он занялся первым доктором и сосредоточенно светил ему  в лицо фонариком.  Про наших туристов все временно забыли. Над постепенно оживавшим  приятелем продолжал хлопотать только Вован.

    Он обобрал со своих рук прилипшие монетки, смял их в один ком, как алюминиевую фольгу и бросил в карман шорт. Теперь, когда ладони стали чистыми, он начал разминать другу шею, плечи. Потом как-то быстро пробежал пальцами по всему телу. Лицо  Насяльника приобрело нормальный цвет, он уселся попрямее, и  уже сам вяло принялся тереть свои конечности.

    Забытый матерью Пашка  попытался шмыгнуть мимо охранника к взрослым дядям. Но араб был начеку и попытался ухватить пацаненка за шиворот. Мальчишка в последний момент почуял опасность и  вильнул под растопыренной ладонью. Смуглые  пальцы хватанули воздух и вместо воротника впились в розовое ушко пацаненка. Пашка заверезжал как поросенок. Охранник сначала удивленно глянул на неожиданный звучный трофей, рассердился на непослушного мальчишку и сжал ухо сильнее. Эта было все равно, что нажать на кнопку «громкость» на пульте телевизора. Пашка синхронно усилил звук воплей.

    Окружающие замерли. Елена не успела заметить, что же такое натворил ее сын, и  почему военный ухватил его за ухо. Она в растерянности прижала ладонь к приоткрытому рту. Одно дело – скандалить с гидом. И, совсем другое, -  спорить с представителем зарубежной полиции, увешанного дубинками, рациями и, еще, вдобавок, с кобурой на боку.  Вокруг скользили неодобрительные взгляды. Служители музея и врач, египтяне, были люди восточные, воспитанные в уважении к  старшим и вообще к начальству. Их даже немного покоробило, что пойманный на месте преступления мальчишка пытается так громко возражать против действий властей.

    За воплями мальчишки никто не услышал, как Насяльник тихонько попросил друга:

    - Вован, надо бы разобраться, за что  там Пашку арестовали. Помоги встать..

    Поддерживаемый Вованом, наш приятель доковылял до охранника и  тронул его за погон:

    - Мужик, слышь, отпусти ребенка.

    Полицейский резко обернулся. Темные брови сошлись под козырьком фуражки. Араб был в негодовании. Какие–то туристы  сначала устраивают что-то непонятное в музее,  потом не следят за своими невоспитанными детьми, а затем смеют приближаться к представителю власти! Смуглые пальцы  угрожающе сжали дубинку. Карие глаза сурово глянули на Насяльника.

    Но того, кто полчаса назад сквозь фиолетовый туман видел улыбку мумии, пронять было уже нелегко. Что такое в  сравнении с  рвущимися в наш мир темными силами злоба какого-то солдафона! Насяльник даже слегка улыбнулся от такой мысли. Тогда он смог силой взгляда разгребать фиолетовый туман, идущий от саркофага мумии. И в глубине его зрачков,  как и полчаса назад, снова блеснули золотистые искры. Их теплый свет сначала  разгладил суровую складку на переносице охранника. Затем губы араба сложились в зеркальное отражение полуулыбки, блуждавшей на лице Насяльника. Пальцы на дубинке разжались, а рука, прежде сжимавшая ухо Пашки, скользнула на его голову и  мягко погладила светлые волосы ребенка. Пашка захлопнул рот,  удивленно глянул снизу вверх на дядю Насяльника и тоже заулыбался. Ему стало хорошо, хотя ухо  все еще горело розовым  рубином, а в уголках глаз блестели слезинки.

    Затем Насяльник взглянул на столпившихся вокруг хмурых египтян. Он медленно переводил взор с одного человека на другого. И на  каждом, на  ком останавливался его взгляд, происходило тоже изменения, что и с охранником. Разглаживалась хмурая складка у бровей, шире раскрывались глаза, теплел ответный взгляд. В течение нескольких минут враждебно настроенная толпа превратилась в собрание близко знакомых и милых друг другу людей. Глаза у всех стали безразлично-счастливыми. И только взгляды двух юных художниц- египтянок, которых давеча защищали от мумий Вован и Насяльника,  не изменились и по-прежнему светились живым любопытством. Им хватило силы воли противостоять гипнозу Насяльника. Не зря, видно, именно эти две девчушки были целью темных сил.

    Вован из-за плеча друга с восхищением следил за тем, как под взглядом приятеля менялось настроение толпы.

    - Ну, ты даешь Насяльничка! Как ты их враз всех взял и успокоил! Я уже после того, как ихний мент Пашку повязал, все прикидывал,  как бы нам скорее ноги  отсюда делать.- Вован удивленно поскреб в волосах, наткнулся на еще одну прилипшую монетку, отлепил и присоединил к слипшемуся  металлическому комку в кармане шорт.

    - Держи пока свои ноги при себе. Вон,  мумий забороли, что, с какими-то арабами не справимся? Поди, глянь, что там с врачом ихним приключилось.

    - А как же охранники? Мы вроде как бы арестованные в углу сидим. Просто так везде ходить не можем…да и с доктором тебе лучше самому разбираться.  Его же так развезло сразу после того, как он тебя осматривать принялся…

    - Поэтому мне лучше не подходить. Ты, вон как здорово меня растер, быстрее любого врача в чувство привел. Поди, глянь. Когда всем хорошо станет, они вообще забудут, что тут было.  А мы с тобой, как белые люди, сядем в автобус и покатим назад, в отель на море.

    -Ладно, попробую. А ты отвлекай охранника и следи за Пашкой. Этот оболтус мелкий горазд каверзы устраивать.- Вован несколько раз сжал и разжал кулаки,  размял пальцы и осторожно обошел охранника.  Но его отвлекать не потребовалось. Араб безмятежно глянул на русского туриста, сунул дубинку за ремень  и принялся рассматривать роспись на стенах зала.

    Тем времен Вован подошел было к обмякшему на стуле врачу,  но его коллега встал на пути и знаками показал, что доктор устал и  спит. Вован повернулся к другу и развел руками. Его помощь, похоже, не требовалась.

    - Прямо «усмирин» какой-то – прошептал Насяльника, наблюдавший за этой сценой.- Интересно, из-за чего все так успокаиваются, только я на них гляну? Вон, доктор аж вообще  уснул! Надо бы в зеркало посмотреться.  А лучше пока очки одеть от солнца. От греха подальше. Интересно, долго ли это будет действовать? Все же надо брать гида в охапку и  линять к автобусу, пока египтяне не очухались.

    Вернулся Вован. Насяльника шепнул другу:

    - Зови жену, хватай Пашку, мы  уходим. Пора домой, в отель. Я пока гида обработаю.

    Ахмед под взглядом Насяльника лучезарно заулыбался  и пошел к выходу.  Никто не обратил на их уход внимания. Только девчушки художницы робко помахали вслед. Вскоре небольшая группа покинула прохладные коридоры музея и оказалась в автобусе. Там обстановка была накалена, несмотря на кондиционер. Туристы засиделись и  заждались наших приятелей. Друзей встретили гневные возгласы. Даже Елена спасовала в такой недружественной атмосфере и крепко прижала к себе сына.

    - Пропустите меня! - Насяльника выступил вперед и прикрыл  собой друзей и гида. Как и давеча в зале с мумиями он медленно вел взгляд от кресла к креслу, от лица к лицу  и,  не торопясь,  произносил:

    –Успокойтесь, господа-товарищи и  дамы. Нас задержала непредвиденная ситуация. Теперь все в порядке, мы сейчас же поедем. Скоро все  будем в отеле, в своих номерах.

    Под его взором искры недовольства стихали, как будто их заливали водой. Насяльника  еще раз для острастки притушил  взглядом самых раздражительных туристов. Затем, на всякий случай опустил глаза в пол и повернулся к друзьям:

    - Идите, садитесь!

    eyes Дары из зазеркальяЕлена, испуганно оглядываясь, протащила Пашку мимо приятеля мужа, пихнула на кресло и  прошипела на мальчишку:

    - Смотри, как дядю Насяльника все теперь слушаются! Одно слово – начальник! Вот, будешь плохо себя вести, сразу его позову!

    Водитель удивленно высунулся из-за своей перегородки  и оглядел внезапно притихший автобус. Все было в порядке. Гид  счастливо улыбался с переднего сиденья. Русские пассажиры были живы и здоровы и тихо сидели в креслах. Араб пожал плечами и нажал на газ.

    Колеса зашуршали по асфальту. Автобус покатил в отель. Приключение в зале с мумиями обошлось без последствий, но   будущее у двоих приятелей  было мутным. Можно даже сказать, паранормальным. Продолжение следует!

    Связанные записи

    автор Irina @ 14:48

    Метки: , , , , , , , ,

  •  

    Комментарии через соцсети

РЕКЛАМА

 

   

 

Подписка

     Напишите свой Email-адрес:

     

Реклама