Распечатать Распечатать
  • МойДоДыр для гастрарбайтеров

    Веселый художник из Питерской коммуналки разрисовал себя  под труп красками для бодиарта  и  расшугал с кухни припозднившихся квартирных алкашей.  Два здоровенных мужика враз порскнули от  ожившего мертвяка как тараканы. Чуть с ног не сбили.  Художник прогудел утробным голосом  вслед:
    - Мужики, куда? Третьего примете? Водку-то забыли!
    Ответом был только топот по извилистому коммунальному коридору. Историю в подробностях можно почитать в рассказе «Живописный труп».

    mojdodyr 104x150 МойДоДыр для гастрарбайтеровУспех надо было развивать. Взбодрившись одержанной победой наш бодиартщик решил выкурить из ванной  пахучие портянки гастрабайтеров. Таджики, подобно пчелиному рою, оккупировали одну из комнат в коммуналке. Затемно за ними являлся  хмурый начальник, и бригада, топоча резиновыми сапогами, уходила в кислое Питерское утро. Возвращались  строители поздно, когда жильцы уже закончили свои вечерние дела и кучковались по комнатам  у  голубых экранов своих теликов. И тогда, притихшая было квартира,  в центре северного города превращалась в подобие  южного аула.

    В коридоре перекликались гортанные голоса,  из кухни плыл кислый дух доширака. Затем этот букет запахов пополнялся  ароматом едкой строительной химии и портяночной вонью от развешанной в ванной одежды.  Проблема была в том, что сушить-то они одежду сушили, но  перед этим ее не стирали. Грязное тряпье сохло всю ночь, наполняя квартиру тем острым запахом, который обычно держится на вокзалах в местах скопления бомжей. Поэтому поздно вечером остальные жильцы старались ванной вообще не пользоваться.

    Ранним утром гастрарбайтры серыми мышками начинали шмыгать между комнатой и ванной, собирали одежду и снова исчезали на весь день.  А ароматы помойки оставались висеть в длинном коммунальном коридоре. Газовая завеса держалась весь день и возобновлялась с возвращением строителей. Некоторые из жильцов высказывались в том духе, что скоро начнут узнавать соседей  в толпе с закрытыми глазами, по этому самому запаху. Пробовали жаловаться участковому на жильцов без регистрации, но тот, похоже, был в доле, и погнал жалобщиков прочь. Сил терпеть  вонь больше не было, и вот наш художник решил поработать МойДоДыром  и напомнить южным людям, что «надо-надо умываться по утрам и вечерам», а также иногда менять грязное белье.

    i МойДоДыр для гастрарбайтеров

    Ужос!

    Завел будильник. И ранним-ранним утром, перед тем, когда работяги обычно начинали собираться,  приступил к операции «Самоубийца». Нарисовал на руках вскрытые вены и потоки крови, расписал должным образом лицо и  в одних трусах поплелся в ванну.  Налил воду и подкрасил ее красной акварелью.  Устроил на полу лужицы красной краски. Улегся в ванну, свесил раскрашенные руки и стал ждать. Только одного боялся, что вода остынет, прежде чем  таджики за своим шмотьем заявятся. Но ждать пришлось недолго.

    Минут через пяток в ванну заглянули двое работяг. Увидев плавающее тело, хлопнули дверями и, галдя на своем языке, побежали за третьим. Вошел старший, оценил ситуацию. Прикрикнул на молодых, достал мобильник и начал тыкать в кнопочки заскорузлым пальцем. Двое других уселись на корточки у стены и стали разглядывать «самоубийцу».

    Реакция строителей художнику не понравилась. Никакого испуга, одно нездоровое любопытство.  Вода остывала, шевелится было нельзя, художник мерз и, чтобы отвлечься от холода, размышлял:
    - Похоже с воображением у южных народов плоховато.  Или у них в пустыне ванны с окровавленными трупами - дело обычное, встречаются чаще, чем верблюды? Или в городе характеры так закалились? Нагляделись на бандитский Петербург, блин, гости северной столицы.

    Старший закончил лопотать по телефону, и присел у стенки  на корточки рядом с коллегами. Все трое были спокойны и только изредка перебрасывались короткими фразами. Из открытой двери сквозило, вода  в ванне стала ледяной. Художник осторожно скосил глаза:
    - Ну, прямо три обезьянки: ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу! А ведь и вправду ничего никому не скажут! Замотают в мешок и закатают в фундамент. Эх, как я лопухнулся! Надо было вечером представление устраивать, когда они с работы усталые являются!

    Тут хлопнула входная дверь. По коридору затопали тяжелые шаги. Таджики, как по команде, повернули головы и вскочили.

    - Подмога прибыла, начальство пожаловало, - горестно подумал художник, ежась в ледяной ванне,- был живой труп, стану труп натуральный, мертвый, мертвее не бывает!
    - Ну, показываете, чего у вас тут приключилось. Говорите, почему меня спозаранок подняли! – В ванну заглянул участковый.
    - Ой, принесла мента нелегкая!- сердце художника побежало прятаться в пятки.
    Из-за погон  участкового выглянул бригадир гастрабайтеров. Таджики отступили на второй план. Мокрый полуголый художник оказался один на один против пятерых здоровых мужиков в тяжелых сапогах, ватниках и униформе.

    Как события развивались дальше, читайте в продолжении веселой  истории!

    Связанные записи

    автор Irina @ 18:21

    Метки: , , , , , ,

  •  

    Комментарии через соцсети

РЕКЛАМА

 

   

 

Подписка

     Напишите свой Email-адрес:

     

Реклама