Распечатать Распечатать
  • Елена Прекрасная найдена!

     В прошлый раз мы расстались с нашими друзьями, когда экспедиция по поиску пропавшей Елены, подруги Вована,  кинулась в розыски. В ядро поисковой группы входили  Вован и его приятель Насяльника. Проводником выступал  гид Ахмед,  а  клаксон заменял пасынок Вована - Пашка. Пробравшись по извилистым корабельным коридорам, они добралась до избушки, в которую хитрые арабы заманили женщину. Одним мощным рывком разгневанный муж сорвал дверцу  с темницы любимой.  И что же?

    t2as12301003406431 Елена Прекрасная найдена!

    Дай порулить!

    Их взору предстала мирная картина. Внутри рубки, держась за штурвал, стояла Елена. Ее платье и прическа были в порядке. Сбоку от нее находился  пожилой капитан. На панели моргали лампочки приборов. За ними следил  араб помоложе. В углу листал цветной журнал давешний официант. Никакого секса и  попыток насилия. Правда,   теперь вся четверка, заслышав шум, настороженно  повернулась к его источнику. В проходе стоял Вован со створкой двери наперевес. Из-за его спины осторожно выглядывали Насяльника и гид. В их ногах запутался Пашка. Пацан изо всех силенок рвался к маме.

    - МАМА! Мамочка! Мама.. – Пашка нырнул под перекошенной дверцей и бросился к матери на руки. Он был уже великоват для таких проявлений нежности.  Елена пошатнулась, и вместе с Пашкой рухнула на руки капитану. Далее заработал эффект домино. Капитан осел на помощника, и все трое повалилась на пол.  Побелевший официант вжался в угол. Теперь Елена вместе с мужчинами барахталась на полу.  На шее у нее гирей висел Пашка. Вован,  по прежнему сжимая дверь наперевес, молча взирал сверху на эту картину.

    - Зарежет… нет, ножа нет! Так без ножа зарежет! Задушит! – такие мысли пронеслись в голове у Насяльника, когда он взглянул на  выражение лица друга.

    Пашка все еще  держался за  шею матери и  причитал: «Мама нашлась!», - наступал  на подол  ее длинного платья и пачкал материю.  Такого надругательства над своим нарядом Елена стерпеть не могла.

    - Чего орешь, дурачок! Тут я, тут! Мне дядя капитан дал кораблем порулить! И тебе разрешит, если будешь себя хорошо вести. Все платье мне изгваздал! Помоги маме подняться! А ты чего стоишь памятником? Дай руку! – властно обратилась Елена к мужу.

    Вован аккуратно прислонил сорванную створку к косяку и  медленно, как во сне вытянул  руку. С ладони капала кровь, пятная деревянный пол. Срывая дверцу, он глубоко поцарапался. Одна  самая зловредная большая капля упала на шелк платья и начала медленно расплываться по ткани. Этого Елена стерпеть не смогла. Она стряхнула Пашку, вскочила, живо подобрала испорченный подол, ткнула мужу под нос, потом ухватила за плечи и начала трясти, приговаривая:

    - Вот, погляди! Единственное платье нарядное было! И вот, вы все испортили! Один  всю материю истоптал, а другой еще и кровью испачкал, теперь не отстирается. - Вован  после пережитого был как в ступоре, только голова моталась в такт руками жены.  Устав вытрясать из супруга дух,  Елена расстроено оглядела ткань, шмыгнула носом и  уткнулась в шелк подола, как в носовой платок и заревела нараспев. – Покою никакого  нет! Нельзя тебе на юг ездить, перегрелся тут на солнце, прямо чистый Отелло стал. То людей на потолок закидываешь, то мебель  ломаешь. Какой пример ребенку подаешь!

    Другие мужчины молчали. Но тут вылез Пашка:

    - Мам, как у тебя складно выходит, прямо рэп читаешь!

    Елена скомкала подол и гневно взглянула на сына:

    -Оболтус мелкий. Дождешься от вас жалости, как же. Руку-то промыть надо, а то нарывать будет.

    Вован продолжал стоять столбом. Капли крови с опущенной руки образовали на полу причудливый узор. Гид что-то тихо сказал капитану, тот порылся в угловом шкафчике и достал сумочку с красным крестом. Из своего угла материализовался  бледный юноша-официант, но о мести и ревности уже никто не вспоминал.

    Пока  Насяльника с помошником капитана вешали дверцу назад,  Елена заматывала Вовану руку, бинтами из корабельной аптечки.  Она  продолжала причитать и отчитывать огромного супруга как маленького. Вован только краснел и  посапывал, временами пытался вставить слово, и оглядывался на других мужчин, ища сочувствия и мужской солидарности.  В глазах Насяльника  и египтян  плясали веселые чертики, но чтобы не расстраивать мужика, они опускали взгляды.

    Пашку  тем временем занимал капитан. Он дал мальчишке постоять у руля,  знаками объясняя, что нужно делать. Наведя в рубке порядок, вся компания  по–очереди порулила кораблем по Нилу.  Забинтованный Вован отходил от пережитого,  подружился с капитаном, хлопал его по плечу, вовсю крутил штурвал и даже затянул басом «лево руля, право руля». Удивительно, но все их упражнения на курсе не очень отражались. Похоже, корабль плыл на автомате, а штурвал был  декорацией.  Нарулившись и  дав бакшиш капитану, друзья  отчалили из рубки и спустились вниз, на общую палубу.

    will11111 Елена Прекрасная найдена!Там их дожидался  накрытый стол.  Вован и Насяльника  начали активно залечивать стресс дармовой выпивкой и чокаться за удачное завершение поисковой операции. Бутылки быстро пустели.  В это время в зале появилась танцовщица для исполнения танца живота.  Некоторые подвыпившие дамы пытались ей подражать. Туристки  стеснялись, и их движения были скованными. Успокоившийся и развеселившийся от выпитого Вован, размахивая рукой с белой варежкой бинта, живо начал организовывать спонтанный урок восточных танцев:

    -Эй, дамы, не тушуйтесь! Учитесь! Домой приедете, мужей развлекать будете!

    Он сгреб женщин, вытащил их из толпы на сцену, расставил в ряд. Сам же возглавил процессию и тоже попытался изобразить несколько па.

    - Ой, гляди, ма, что дядя Вова делает! – Пашка  восторженно дергал мать за край платья. Елена устало кивнула,  прикрыла салфеткой  испачканное платье, взяла со стола бокал и повернулась к Насяльника:

    - Только глянь, что опять вытворяет! Угомону на него нет! Разошелся мужик. Не поверишь, Насяльничка, мне за ним больше чем за Пашкой здесь присматривать приходится! Дома - красота, не мужик - золото, не пьет, не гуляет. Пришел с работы, поел и  бряк перед телевизором, - жаловалась Елена  Насяльнику. Тот осоловело глядел на нее через дымку хмеля, но все же решил пожалеть женщину. Чтобы  угомонить приятеля он тоже полез на сцену.

    - Эй, Вован, зря стараешься. У тебя все равно живота из под майки не видно! – стал  косноязычно объяснять другу  Насяльника. Вован, услышав комментарии приятеля, войдя в раж, вместо того, чтобы стушеваться и уйти, дурашливо завернул майку, обнажил мохнатое пузо  и усилил свой танцевальный пыл. Он безуспешно пытался подчинить свое огромное тело восточным ритмам и точнее воспроизвести движения солистки. Вокруг него, кто во что горазд, выплясывали и двигали бедрами подгулявшие туристки. Насяльника  ноги уже не слушались, поэтому он опустился на край сцены и начал ладонями  отстукивать ритм.   С пола открывался очень интересный вид на машущих подолами женщин.  Насяльника вспотел, и ускорил отбиваемый ритм. Толпа стонала от смеха:

    - Привет, Насяльника!!! Задай жару! Глянь, глянь как толстяк выкаблучивает! Чистый товарищ Сухов! Лейла, Зухра, Гюльчатай… только  Петрухи не хватает!

    На сцену выскочил Пашка и тоже начал выплясывать вместе со взрослыми.

    - А вот и Петруха,- веселились туристы, - мелковат, правда, но подрастет!

    Танец закончился. Солистка, воодушевленная успехом своего выступления полезла было к Вовану обниматься, но Елена была на страже. Он оттерла танцовщицу от мужа и  легонько двинула плечом.  От толчка египтянка осела на пятую точку, но не растерялась и, изобразив руками несколько па, как будто так и было задумано, подобрала юбки и рванула за кулисы, подальше от суровых  северных Брунгильд.

    Вовану, как самому активному туристу вынесли большую бутылку шампанского – комплимент от шеф-повара. Про сорванную за час до этого дверь, египтяне благоразумно предпочитала не вспоминать. Да и зачем? Дверь давно была на месте,  об этом мало кто знал, а виновник происшествия сполна искупил свою вину,  бесплатно развлекая публику.  Отдыхающие  увозили с собой приятные воспоминания и веселые фото. В египетской пустыне туристы были основным полезным ископаемым, можно сказать, драгоценным металлом. Пусть веселятся в рамках дозволенного. Представители мудрого древнего народа понимали, что такую энергию лучше не укрощать, а направить в нужное русло.

    Было уже  за полночь. Кораблик причаливал. Веселая, гомонящая толпа собралась на палубе. На причале ждал автобус. Гид  объявил:

    - Господа, сейчас возвращаемся в отель. Завтра сбор в девять утра. У нас экскурсия в Музей Египта.

    - Мама дорогая, опять экскурсия, -  вздохнула Елена, выводя мужа по трапу. Вован временами пытался  нетвердо приплясывать и рассылал  всем желающим воздушные поцелуи. – Что еще завтра Вовка учудит?

    Ах, если  бы она только знала, с чем им предстоит столкунться завтра!

    Она  прикрывала испачканное платье цветной одноразовой скатертью. Сзади уставший Насяльника тащил за руку Пашку.

    Но никто не может точно знать грядущего. А мы  узнаем, когда прочитаем об этом в ближайшем продолжении приключений Вована и Насяльника.

    Связанные записи

    автор Irina @ 13:09

    Метки: , , , , , , , , , , , , , , , ,

  •  

    9 комментариев

    WP_Modern_Notepad

РЕКЛАМА

 

   

 

Подписка

     Напишите свой Email-адрес:

     

Реклама